Военный институт  Министерства обороны                  Туркменистана (ВИМОТ)
                     
Новости
Меню сайта

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос
Часто ли вы вспоминаете годы учёбы в Институте
Всего ответов: 32



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вы вошли как Гость · Группа "Гости" · RSS 22.09.2021, 11:14

 


Армия пустыни


Борис Соколов

Туркменские вооруженные силы с легкостью поместятся на стадионе средних размеров.


Вооруженные силы Туркменистана насчитывают 22 тысячи человек (по некоторым данным, 26 тысяч) и занимают 91-е место в списке государств по численности. Они состоят из сухопутных войск, ВВС и ВМФ. Поскольку Туркмения фактически является тоталитарным государством и остается одной из самых закрытых стран мира, то данные о ее вооруженных силах нигде не публикуются. Видимо, особо нечем гордиться. На основе доступных источников можно представить, какая же она — туркменская армия.

В июле 1992 года Россия и Туркменистан заключили договор по совместным действиям в сфере обороны. В соответствии с этим документом Российская Федерация выступила в качестве гаранта безопасности Туркмении и передала части бывшей Советской армии, дислоцированные на туркменской территории, для формирования национальных вооруженных сил. Части Пограничных войск, ВВС и ПВО оставались под российским командованием. Остальные — под объединенным командованием с постепенной передачей его туркменской стороне в течение 10 лет.

В переходный период Россия обязывалась оказывать военно-техническую и оперативно-тактическую поддержку, а также выплачивать туркменской стороне компенсацию за право размещения на ее территории своего оборудования, в то время как Туркменистан принял на себя расходы по содержанию и обеспечению частей совместного подчинения. В 1993 году Москва и Ашхабад подписали соглашение о совместной охране государственной границы Туркменистана и статусе российских военнослужащих на туркменской территории. По просьбе Ашхабада российские пограничники покинули Туркмению к концу 2000 года.

Структура, цели и задачи

Верховным главнокомандующим ВС Туркменистана является президент (с 2007 года — Гурбангулы Бердымухамедов). Генеральный штаб ВС — основной орган оперативного управления вооруженными силами. Министерство обороны разрабатывает с участием соответствующих органов исполнительной власти концепцию принятия на вооружение систем оружия, военной и специальной техники и имущества, государственную программу оснащения ВС современными видами вооружения, а также формирует государственный оборонный заказ.

Туркмения придерживается нейтрального статуса. Резолюция № 50/80 «О постоянном нейтралитете» была официально принята Генеральной Ассамблеей ООН 12 декабря 1995 года. Новая военная доктрина подписана в январе 2009-го. Она предусматривает, что как нейтральное государство Туркмения не входит ни в какие военные союзы и блоки, не производит и не распространяет оружия массового уничтожения, не участвует в локальных и региональных конфликтах и не размещает на своей территории иностранные военные базы. Она допускает в будущем переход на контрактную основу несения службы и планирует оснащение армии новейшим оружием. Военная доктрина имеет оборонительный характер. Подчинена целям охраны мира в стране, соблюдения целостности ее границ, поддержания сплоченности народа, защиты его мирной и благополучной жизни, укрепления мощи вооруженных сил и других войск, повышения международного авторитета Туркменистана, развития отношений дружбы и братства с соседними государствами.

В качестве угроз для страны военная доктрина рассматривает:

— развязывание локальных и крупномасштабных войн;

— формирование и укрепление сепаратистских и других движений,

— усиление национального, этнического и религиозного экстремизма;

— распространение оружия массового поражения и средств его доставки;

— обострение информационного противоборства.

Согласно военной доктрине, Туркмения не относится ни к одному государству как к своему противнику.

Комплектование вооруженных сил осуществляется по призыву. Призывной возраст — от 18 до 30 лет. Срок службы — 24 месяца. В 2010 году численность мужского населения в возрасте 16–49 лет составляла 1 381 000 человек, из них годными для военной службы были 1 067 000 человек. Ежегодно призывного возраста достигают 53,8 тысячи мужчин. До 80 процентов офицеров — этнические туркмены. Поскольку в Туркменистане сильны клановые противоречия, призывников, как правило, отправляют служить не в те регионы, откуда они призывались. Таким образом стремятся уменьшить дезертирство и обеспечить лояльность войск в случае, если им придется предотвращать межклановые столкновения. В правление Туркменбаши Ниязова в 1991–2006 годах до трети военнослужащих были заняты хозяйственными работами, но с сокращением армии эта практика была прекращена.

Военные расходы Туркмении составляют 1,6 процента от ВВП, что в 2012 году было равно 535,5 миллиона долларов по официальному обменному курсу и 760,8 миллиона долларов по паритету покупательной способности.

Туркменистан пока не может решить проблему раздела морского дна Каспия, богатого нефтяными месторождениями, с Ираном, Азербайджаном и Казахстаном. Туркмения является транзитной страной для поставок афганских наркотиков в Россию и Западную Европу. Продолжаются споры с Узбекистаном по поводу распределения водных ресурсов Амударьи. С момента начала военной операции США в Афганистане Ашхабад предоставил транспортный коридор для гуманитарных грузов в эту страну.

Туркменистан, осуществляющий масштабный экспорт нефти и газа, не испытывает затруднений с финансированием армии. Главные проблемы вооруженных сил страны заключаются в низком уровне подготовки солдат и офицеров, в недостатке запасных частей для боевой техники, и особенно в нехватке подготовленных пилотов. Поэтому трудно определить, сколько единиц бронетехники, самолетов и вертолетов действительно боеспособно.

Сухопутные войска

Насчитывают 18 500 человек. Состоят из трех кадрированных моторизованных дивизий, двух моторизованных бригад и воздушно-штурмового батальона, а также одной учебной дивизии. Кроме того, имеется одна артиллерийская бригада, одна бригада реактивных систем залпового огня, один ракетный полк с ракетами «Скад», один противотанковый полк, две зенитные бригады и один инженерный полк.

В рамках модернизации системы ПВО сухопутных войск у Украины были закуплены новейшие радиолокационные станции «Кольчуга», способные незаметно для аппаратуры слежения противника обнаруживать надводные, воздушные и наземные цели.

Туркмения — единственная из стран СНГ, не подписавшая соглашение о мерах по контролю за распространением переносных зенитных ракетных комплексов «Игла» и «Стрела».

На вооружении сухопутных войск состоят 10 танков Т-90С, 670 Т-72, 170 БРДМ-1 и БРДМ-2, 930 БМП-1 и БМП-2, 12 БРМ-1К, 829 БТР-60, БТР-70 и БТР-80.

Артиллерия представлена 40 122-мм САУ 2С1 «Гвоздика», 16 152-мм САУ 2С3 «Акация», 17 САУ 2С9 «Нона-С», 180 122-мм гаубицами Д-30, 17 152-мм пушками-гаубицами Д-1, 72 152-мм пушками-гаубицами Д-20, 66 120-мм минометами ПМ-38 и 31 82-мм минометами 2Б9 «Василек».

На вооружении имеются следующие реактивные системы залпового огня: девять БМ-21 «Град-1», 56 БМ-21 «Град», 60 БМ-27 «Ураган» и шесть БМ-30 «Смерч».

Противотанковое вооружение представлено 100 ПТРК «Малютка», «Конкурс», «Штурм» и «Метис» и 72 100-мм противотанковыми пушками МТ-12. Имеется также 10 тактических ракетных комплексов «Скад».

Системы ПВО сухопутных войск представлены 40 ЗРК 9K33 «Оса-АК», 13 ЗРК «Стрела-10» и несколькими ЗРК «Стрела-2», 48 ЗСУ-23-4 «Шилка» и 22 57-мм зенитными пушками С-60.

В Ашхабаде был создан Военный институт Министерства обороны Туркменистана. Подготовка офицеров осуществляется также в России, на Украине, в Турции, Пакистане и США.

Военно-воздушные силы

Численность ВВС — 3000 человек. В них входят две эскадрильи истребителей и истребителей-бомбардировщиков, одна эскадрилья транспортной авиации и одна учебная эскадрилья. Есть также одна вертолетная штурмовая и одна вертолетная транспортная эскадрильи и несколько дивизионов зенитных ракетных установок.

На вооружении ВВС 22 истребителя Миг-29 и два Миг-29УБ, три истребителя-бомбардировщика Су-7Б, 65 истребителей-бомбардировщиков Су-17, два самолета-штурмовика Су-25МК (еще 41 самолет этого типа проходит модернизацию в Грузии), один транспортный Ан-26 и два учебных L-39. Есть также 10 штурмовых вертолетов Ми-24 и восемь транспортных Ми-8.

ПВО страны представлено 50 ЗРК С-75 «Двина», В-125 «Печора» и С-200 «Ангара».

Военно-морские силы

ВМС состоят из 500 человек. Вместе с гражданским обслуживающим персоналом их численность, возможно, достигает двух тысяч человек. Флот на Каспии имеет базу в Туркменбаши. Каспийская флотилия действует как часть совместной российско-казахско-туркменской флотилии под российским командованием со штабом в Астрахани. Она включает пять патрульных катеров «Гриф-Т» украинского производства, два ракетных катера «Молния» российского проекта 12418 и один американский патрульный катер Point Jackson. С февраля 2012 года строится первый корабль на судостроительном и судоремонтном предприятии Государственной пограничной службы Туркмении в Туркменбаши — погранично-сторожевой корабль «Аркадаг» («Покровелитель»).

В 2010-м была принята программа развития военно-морских сил вооруженных сил Туркмении на период до 2015 года, но содержание ее не раскрывается.

Военные формирования других ведомств

Кроме Министерства обороны военные формирования имеют МВД, Комитет национальной безопасности, Государственная пограничная служба, Служба охраны президента. Достоверных данных об их численности и структуре нет. По некоторым оценкам, персонал Государственной пограничной службы — около 12 тысяч человек. В составе погранвойск имеются восемь пограничных отрядов, включая Бекдашский, Кушкинский, Керкинский и Койтендагский. Служба охраны президента примерно составляет от одной до двух тысяч человек.

В целом вооруженные силы Туркмении по своей боеспособности занимают среднее положение в регионе. Они превосходят армии Киргизии и Таджикистана, но значительно уступают армиям Узбекистана и Казахстана. Туркменская армия, по всей вероятности, может отразить вторжение небольших вооруженных групп, но неспособна самостоятельно выдержать локальный конфликт ни с одним из своих соседей.

Страсти вокруг Каспия


Военно-промышленный курьер

Все возрастающий ажиотаж вокруг энергетических ресурсов Каспийского моря дал толчок для формирования военно-политического узла противоречий.


Все возрастающий ажиотаж вокруг энергетических ресурсов Каспийского моря дал толчок для формирования военно-политического узла противоречий в регионе, создающего одну из опасных конфликтных зон в современной мировой политике, которая уже получила «кодовое» международное название — южная дуга нестабильности.

А в дополнение, как и положено в зонах нестабильности, прикаспийские государства постоянно вооружаются, усиливают свое военно-морское присутствие. И лидерство в этом процессе по некоторым направлениям, похоже, уже переходит от России к Азербайджану, что не должно остаться без внимания российского политического и военного руководства.

Геополитическая обстановка в регионе

После распада СССР межгосударственные противоречия вышли на первый план в геополитической обстановке в Каспийском регионе.

Пять прикаспийских стран (Азербайджан, Иран, Туркмения, Россия и Казахстан) уже длительное время тщетно пытаются договориться относительно правового статуса Каспия. А сама каспийская проблема медленно превращается во все более взрывоопасную и непредсказуемую.

Соотношение военно-морских сил и раньше оказывало существенное влияние на ситуацию в регионе, однако именно на современном этапе военный фактор прочно связан с внешнеполитическими устремлениями прикаспийских государств защищать и отстаивать свои интересы на региональном уровне посредством военной силы или по крайней мере акциями устрашения.

Для России район Каспийского моря важен не столько с ресурсных позиций, сколько как зона геостратегической значимости с точки зрения национальной безопасности на юге страны.

Особенность региона для Российской Федерации заключается в том, что почти все факторы, воздействующие на развитие событий, работают против России. Это требует от российской внешней политики предотвратить надвигающийся слом линии безопасности на юге.

Существует множество вариантов деления Каспия. Например, Россия и Казахстан предлагают разделить морское дно и его ресурсы между всеми прибрежными государствами, определить квоты этих стран в рыбном промысле, но оставить акваторию моря в общем пользовании.

Азербайджан призывает распределить все ресурсы, исходя из международного морского права, то есть разделить и дно, и акваторию моря четкими межгосударственными границами.

По варианту Туркменистана предлагается выделить долю каждой стране региона в добыче энергетических и рыбных ресурсов, но при этом оставить в совместном пользовании центральный сектор Каспийского моря.

В данном вопросе наиболее жесткой является позиция Ирана — выделить каждой стране по 20 процентов площади акватории и дна, против чего выступает, в частности, Азербайджан. Однако по этому варианту остается нерешенным также вопрос определения координат срединной линии моря, по которым будет определяться граница национальных секторов на Каспии Туркменистана и Азербайджана.

По другому варианту Ирана акватория останется в общем пользовании, но за каждой страной надо закрепить равную долю в освоении нефтегазовых и рыбных ресурсов.

Вмешательство третьих стран

Несмотря на высокий уровень заинтересованности многих международных структур в решении вопросов сотрудничества со странами региона, развитие общей ситуации вызывает обеспокоенность.

В 2004 году администрация США объявила о начале реализации инициативы «Каспийская охрана» (Caspian Guard) по оказанию помощи ряду прикаспийских стран СНГ в создании систем контроля акватории Каспийского моря, а также формировании специальных сил для охраны экспортных магистральных трубопроводов.

В программе «Каспийская охрана» поставлены следующие основные задачи: построение системы наблюдения за воздушным и морским пространством, создание сил быстрого реагирования и пограничного контроля, подготовка воинских контингентов стран-участниц и оказание экономической и политической помощи партнерам. США планируют помочь Азербайджану, Туркмении и Казахстану развивать военно-морские силы.

Россия выразила недовольство по поводу американских инициатив и в свою очередь выступила с инициативой создать в Прикаспийском регионе коллективные силы быстрого реагирования, сформированные из военнослужащих только прикаспийских стран. Иран поддержал Россию.

Вносит свою лепту в милитаризацию Каспия и Европа — ЕС выступил с идеей создания Стабилизационного пакета для Каспийского региона и совместных войск под эгидой ОБСЕ. Позиция России однозначна и недвусмысленна. «Так как Каспий является внутренним морем прибрежных стран, охрана морских границ — прерогатива самих этих государств, которые в услугах третьих стран не нуждаются», — отмечал представитель посольства РФ в Азербайджане.

Рост военного присутствия

После распада СССР советская Каспийская военная флотилия была поделена между новыми независимыми государствами Прикаспия, причем командование соединенными войсками морских сил Туркменистана и Казахстана первоначально осуществлялось исключительно Россией. Казахстан и Туркменистан в добровольно-принудительном порядке отказались от своей доли в разделе флотилии.

В настоящее время состав ВМС Азербайджана включает бригаду надводных кораблей, состоящую из дивизиона сторожевых, дивизиона десантных кораблей, дивизиона тральщиков, дивизиона поисково-спасательных судов и дивизиона учебных судов, и бригаду кораблей охраны водного района. Практически все корабли и суда базируются в Баку. Также в структуру ВМС включены батальон морской пехоты (2000 человек), разведывательно-диверсионный центр специального назначения, береговые части и подразделения, военный судоремонтный завод (бывший 23-й военный завод ВМФ СССР).

Всего в состав азербайджанских ВМС входят 14 боевых кораблей и катеров, 23 вспомогательных судна. Вспомогательный флот представлен более чем двумя десятками разных судов. Общая численность личного состава ВМC Азербайджана на 2008 год — 3500. Резервом является береговая охрана в составе бригады патрульных кораблей.

Баку намерен в рамках борьбы с международным терроризмом разместить вдоль Каспийского побережья семь РЛС. С помощью Пентагона Азербайджан создал подразделение военно-морских сил специального назначения.

Авиационную поддержку ВМС и береговой охране могут оказать ВВС Азербайджана, только на берегу Каспия они имеют три авиабазы: «Насосная», «Ленкорань» и «Кала». В составе ВВС есть фронтовые бомбардировщики Су-24, истребители МиГ-29, МиГ-25, МиГ-21, штурмовики Су-25, вертолеты различного назначения, военно-транспортные самолеты.

Иран сейчас — вторая военно-морская держава на Каспии после России. Национальные ВМС в этом регионе представлены двумя командованиями различных силовых структур: ВМС армии и ВМС КСИР. В их боевом составе имеются подразделения береговой охраны и легкие (катерные) подразделения. На вооружении ВМС армии и КСИР Ирана на Каспии находятся от 50 до 90 боевых и вспомогательных единиц корабельного состава, корпус морской пехоты, силы береговой охраны и морская авиация — всего до 3000 человек.

В настоящее время Иран способен в короткое время в полтора раза увеличить группировку своих кораблей на Каспии путем переброски катеров из Персидского залива.

До 2003 года Казахстан имел на Каспии только пограничные катера и один сторожевой корабль. Основные силы его флота сегодня состоят из 16 сторожевых и патрульных катеров, двух рейдовых тральщиков, двух гидрографических катеров, личный состав — 3000 человек. В Актау и Атырау — аэродромы базирования морской авиации: шесть Ми-8, шесть Ми-6. Кроме того, в Актау дислоцирована база бригады береговой обороны, в Атырау развернут батальон морской пехоты.

Для осуществления ПВО сил флота в море, ведения морской разведки и нанесения ударов по надводным целям Казахстан может задействовать авиацию своих ВВС (сил воздушной обороны). Только на авиабазе «Актау», расположенной в непосредственной близости от Каспийского моря, находится 14 Су-25, два Су-25УБ, 16 Су-27П, два Су-27УБ.

Военно-морские силы Казахстана укрепляют береговую оборону на Каспии с помощью новой противокорабельной ракетной системы Exocet MM40 Block 3, протокол о намерениях подписали представители ВМС Казахстана, АО «НК «Казахстан Инжиниринг», MBDA и INDRA Sistemas в рамках международной выставки военно-технического имущества KADEX-2012 в Астане. Система береговой обороны на основе Exocet позволяет брать под контроль большее пространство акватории Каспия и к тому же способно противостоять серьезным угрозам.

Туркмения также продолжает наращивать военное присутствие на Каспии и планирует закупать для ВМС самые совершенные военные катера и вооружение.

Все патрульные катера сведены в бригаду кораблей охраны водного района. Самые современные корабли: два катера «Соболь» проекта 12200 и два ракетных катера проекта 12418 типа «Молния». В ВМС имеется от батальона до бригады морской пехоты, фактически на нее возложены задачи обороны побережья. Численность личного состава флота вместе с береговыми службами — порядка 2000.

На вооружении ВВС Туркмении находятся до 250 вертолетов и самолетов, включая истребители МиГ-29, МиГ-25, МиГ-23/МиГ-23У, МиГ-21 и штурмовики Су-25.

Авиация ВВС Туркменистана используется в том числе и для патрулирования Каспийского моря, компенсируя тем самым недостаточную мощь флота. В то же время она может привлекаться для решения боевых задач в акватории.

Изменение приоритетов России на Каспии произошло в 2000 году, этому способствовало усиление военно-политического присутствия США в прибрежных территориях Кавказа и Центральной Азии в начале 2000-х. В этой связи Россия пошла на наращивание своих военных сил в регионе Каспийского моря, способных обеспечить безопасность энергетических месторождений, защиту экономических российских интересов и выполнение задач по охране южных рубежей государства.

В настоящее время российская Каспийская флотилия состоит из 14 боевых кораблей и катеров, в том числе двух сторожевых кораблей проекта 11661К «Татарстан» и «Дагестан», двух малых артиллерийских кораблей проекта 21630 «Астрахань» и «Волгодонск».

В состав флотилии входят 847-й отдельный береговой ракетный дивизион (Астрахань), 77-я отдельная гвардейская бригада морской пехоты (Каспийск), дивизион судов обеспечения и дивизион спасательных судов, а также вертолетная эскадрилья.

Недавно береговые части флотилии пополнились новейшим ракетным комплексом «Бал». Кроме того, для нее заложено уже четыре малых ракетных корабля проекта 21631 типа «Град Свияжск».

Береговая охрана российских пограничников тоже имеет современные корабли, к примеру, на Каспии служат катера проекта 14310 «Мираж» и проекта 12150 «Мангуст», вскоре должен войти в состав ПСКР «Бриллиант» (завод № 502) проекта 22460.

Некоторые итоги

На сегодня ситуация на Каспии обостряется на фоне зашедших в тупик переговоров, что на руку внешним игрокам, прежде всего США и, как считают некоторые международные эксперты, Китаю. Но вот кто проиграет — это Европа, обратившая внимание на каспийскую нефть после начала войны против Ливии и возлагающая на регион серьезные надежды.

Многие аналитики пугают Россию развитием военно-морских сил Азербайджана. Пока же они не доставляют особого беспокойства основным военно-морским соперникам на Каспии — ВМФ России и ВМС Ирана, тем более что в их составе нет морской авиации и корабельный состав в основном имеет устаревшие корабли. В среднесрочной перспективе все может измениться, очень серьезные у этой страны партнеры: США, Израиль и Турция.




 







 

.
Конструктор сайтов - uCoz