Военный институт  Министерства обороны                                           Туркменистана (ВИМОТ)
                     

История образования ВС Туркменистана

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос
Часто ли вы вспоминаете годы учёбы в Институте
Всего ответов: 32



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вы вошли как Гость · Группа "Гости" · RSS 01.03.2021, 11:04


 
 
 
Вооруженные силы Туркменистана   
Tuesday, April 04 2006

Антон Алексеев, май 2002

Двадцать шестого октября 1991 года в Туркмении был проведен референдум по вопросу о независимости. В нем приняли участие 94,1% населения. Подавляющее большинство туркмен (надо отметить, что в этой республике нетуркменский этнический компонент никогда не превышал 25-30% от общего числа населения) высказались за отделение и создание независимого демократического государства. Во внутренней политике правительством страны был взят курс на экономические и политические реформы. Во внешней политике президент Туркменистана Са-пармурат Ниязов объявил "политику нейтралитета". Он неоднократно отмечал, что период конфронтации в мире закончился, поэтому основными политическими приоритетами должны стать мирное сотрудничество, политика невмешательства в дела других государств и полное разоружение[1].

Рождение национальной армии

Туркменские власти пошли по пути формирования малочисленной, но боеспособной армии, "достаточной для защиты государственной целостности и национального суверенитета от возможной агрессии"[2 ]. Вплоть до недавнего времени численность Вооруженных сил (ВС) Туркмении не превышала 50 000 человек[3].

Разумеется, туркменское правительство было не в состоянии обойтись только собственными силами при создании национальных ВС. Уже в июле 1992 года Россия и Туркменистан заключили договор по совместным действиям в сфере обороны. В соответствии с этим документом Россия выступила в качестве гаранта безопасности Туркмении и передавала части бывшей Советской Армии, дислоцированные на туркменской территории, для формирования национальных Вооруженных сил. Договором уточнялось, что помимо частей и подразделений Пограничных войск, ВВС и ПВО, которые остаются под рос-сийским командованием, все остальные воинские формирования перейдут под объединенное командование с постепенной передачей руковод-ства туркменской стороне в течение 10 лет. За этот переходный период Россия обязывалась оказывать военно-техническую и оперативно-тактическую поддержку, а также выплачивать туркменской стороне компенсацию за право размещения на ее территории своего оборудования, в то время как Туркменистан принял на себя расходы по содержанию и обеспечению частей совместного подчинения[4].

В 1993 году Москва и Ашхабад подписали соглашение о совместной охране государственной границы Туркменистана и статусе российских военнослужащих на территории Туркмении. Договор был бессрочным. В соответствии с ним в марте 1994 года была создана оперативная группа ФПС, которая тогда насчитывала более 3000 военнослужащих. За шесть лет своего сущест-вования численность группы уменьшилась в 10 раз. 20 мая 2000 года туркменская сторона в одностороннем порядке изъявила желание прекратить действие договора, и к 20 декабря того же года российские пограничники покинули Туркменистан[5].

Если изначально подписание этих двух выше-упомянутых документов позволяло сохранить России довольно сильные позиции в регионе, то расторжение даже одного из них стало крайне невыгодным. Вектор внешней политики независимого Туркменистана постоянно менялся. Сапармурат Ниязов пошел на сближение с Тур-цией и США. В 1994 году Туркменистан стал первым из центральноазиатских государств, вступивших в программу НАТО "Партнерство ради мира" (Partnership for Peace) и получил право частичного участия в мероприятиях НАТО. Этот шаг оказал негативное влияние на выполнение 10-летней программы структурирования ВС Туркменистана при помощи России, однако в последнее время российско-туркменское сотрудничество вновь активизировалось. Возможно, вывод российской погрангруппы также связан с переориентацией Туркмении на сотрудничество с США. Именно после одной из консультаций со спецпосланником госсекретаря по странам СНГ Стивеном Сестановичем туркменские власти поставили вопрос о выводе российских пограничников из страны[6].

Российская группа ФПС в Туркмении уделяла большое внимание охране морских границ по Каспию. После ухода россиян за решение проблемы делимитации морской границы между Туркменией и Азербайджаном взялись американские специалисты. Необходимо отметить, что контроль над Каспием для России необходим в том числе и для успешного проведения контртеррористической операции в Чечне. Еще со времен Гражданской войны в 20-х годах ХХ века Каспий является одним из важнейших транзитных каналов, при правильном использовании которого можно сильно влиять на расклад сил не только в Центральной Азии, но и на Северном Кавказе. Именно через Каспий осуществлялась помощь Антанты меньшевистским режимам Кавказа и Закавказья в 1919-1920 годах.

При помощи указанных двусторонних договоров о военном сотрудничестве Россия надеялась удержать Туркменистан в орбите своего влияния. Весьма вероятна была коалиция из России, Туркмении и Ирана, а это, с одной стороны, сильно ослабляло бы позицию Азербайджана и, как следствие, США и Турции.

После раздела Туркестанского военного округа между независимыми государствами ЦА на долю Туркменистана пришлась крупнейшая в Средней Азии авиационная группировка в Мары, сухопутные части гарнизонов Кызыларвата, Кушки и Ашхабада. Перед туркменским оборонным ведомством встала острая проблема комплектации армии национальными офицерскими кадрами. Во времена СССР удельный вес офицеров, туркмен по национальности был совсем незначительным. Сейчас благодаря мерам Министерства обороны (МО) Туркменистана он доведен до уровня 70-80%. В Ашхабаде был создан Военный институт Министерства обороны Туркменистана. Были за-ключены межправительственные соглашения с Россией, Украиной, Турцией и Пакистаном на предмет подготовки офицерского состава МО Туркменистана. Помимо этого участие в про-граммах НАТО позволило Туркменистану гото-вить офицеров в учебных центрах членов Альянса. Так, в 1999-2000 годах в рамках амери-канской программы военного обучения (International Military Education and Training) при МО США прошли стажировку 13 туркменских военнослужащих. Затраты на их подго-товку составили около 317 000 долл. В ходе стажировки особое внимание уделялось оперативно-тактическим дисциплинам, курсам артиллерийской и инженерной разведки[7 ].

Военная реформа

В связи с изменением политической обстановки в мире в целом и в Центральноазиатском регионе в частности Туркменистан пошел на увеличение численности своих ВС с 50 000 до 100 000 человек, а также на их частичное переоснащение.
В настоящее время военный бюджет страны составляет 90 млн долл., или 3,4% от ВВП. Столь скромная цифра объясняется программой "самообеспечения" и "продовольственной независимости" армии. Значительную часть времени воинские подразделения тратят на занятие сельским хозяйством, животноводством и земледелием[8]. Разумеется, это негативно сказывается на боевой подготовке. Помимо этого в высших эшелонах власти, курирующих МО, процветали коррупция и местничество[9].

"Реформа" началась с кадровых перестановок. Сначала в отставку был отправлен заместитель председателя правительства Туркменистана Борис Шихмурадов, который в 1994 году вместе с бывшим начальником Генштаба ВС Туркмении Аннамуратом Солтановым продал российскому предприятию АО "БОНЭКС" пять полностью укомплектованных боевых самолетов Су-17. Сумма сделки оценивается примерно в 25 млн долл. Шихмурадов также был причастен к неле-гальному вывозу за пределы Туркменистана 9000 автоматов АКС-74 и 1,5 млн патронов к ним[10].

Был смещен министр обороны Батыр Сарджаев. Пост главы военного ведомства Турменистана получил Гурбандурды Бегенджов, в прошлом начальник управления военной контрразведки. В 2002 году Бегенджов был также уволен со своего поста, а заместителем председателя кабинета ми-нистров по силовым ведомствам и министром обороны страны назначен Реджепбай Аразов, возглавлявший ранее туркменский парламент (маджлис). Первым заместителем министра обороны, начальником Генерального штаба и командующим Военно-воздушными силами был назна-чен генерал-лейтенант Сердар Чарыяров.

Другим проявлением военной реформы в Туркменистане явился новый закон "О воинской обя-занности и военной службе". В соответствии с положениями этого закона туркмены могут начинать воинскую службу с 17 лет на основе личного заявления. Закон ставит своей целью омоложение личного состава и увеличение числа лиц призывного возраста. В 2001 году годными к военной службе в Туркмении считались 952 218 человек в возрасте от 15 до 49 лет[11]. Обязательный призывной возраст установлен с 18 до 30 лет. Существовавшая ранее отсрочка от призыва для студентов вузов упразднена. Срок службы вме-сто прежних 18 месяцев увеличен до 24 месяцев. Только лица, получившие высшее образование, могут рассчитывать на 1,5-годичный срок службы. На флоте и в частях берегового обеспечения срок службы установлен в 30 месяцев. Для лучшего выполнения этого закона были закрыты военные кафедры и факультеты универ-ситетов и институтов, хотя страна остро нуждaлась в офицерских кадрах.

Принцип комплектования ВС призван решать обе задачи: избежать массового дезертирства и обеспечить правительству контроль над всей территорией страны. Традиционно у туркменов пле-менные связи стоят выше национальных. По-этому комплектование туркменских ВС призывниками происходит по экстерриториальному принципу. Чтобы не допускать дисбаланса, призывников из одной области отправляют в округа, где подавляющее большинство населения при-надлежит к иным племенным группировкам. Поскольку система военных комиссариатов насквозь прогнила еще в советские времена, в 1999 году Ниязов серьезным образом взялся за систему призыва[12]. 5 февраля того же года, чтобы снизить количество дезертиров, он объявил ам-нистию для тех, кто добровольно вернется в свои воинские части для продолжения службы[13].

В Туркмении армия в отличие от многих разви-вающихся стран избавлена от полицейских функций, не ведет и не собирается вести боевых действий внутри страны. В то же время армия сама по себе может представлять, хотя бы потенциально, угрозу для правящего режима. Сред-ства предотвращения такой угрозы вполне традиционные - ротация высшего руководства и тер-риториальная ротация, т. е. район службы по возможности отдален от места рождения/призыва.

Силы и средства

Флот

Военно-морской флот Туркменистана на данный момент подчинен командованию пограничных войск. Главная база флота располагается в порту Туркменбаши (бывший Красноводск). В местечке Келиф на Амударье располагается небольшая база речной флотилии. Численность состава флота вместе с береговыми службами - до 2000 человек.

Развитие флота (возможно, вскоре он получит самостоятельный статус) - среди основных приоритетов военного строительства, прежде всего из-за нерешенности правового статуса Каспия и необходимости охраны формирующегося нацио-нального бурового флота. Помимо добычи газа, объемы которого на туркменском шельфе, по разным оценкам, колеблются от 5,5 млрд до 11 млрд кубометров, шельфовые районы Каспия обладают богатейшими запасами нефти. У Турк-менистана есть определенные трения по ряду месторождений с Азербайджаном: месторождения "Кяпаз", "Азери" и "Чираг"[14]. Крупномасштабные боевые действия на Каспии вряд ли возможны, но взаимные провокации Азербайджана и Туркменистана весьма вероятны[15].

К частям, дислоцированным на побережье Каспийского моря, приковано особое внимание. В мае 2001 года Ниязов в ходе поездки по запад-ным районам страны инспектировал береговые части и остался доволен их состоянием. Для усиления флота Туркменистан в 2001 году решил закупить на Украине при посредничестве компа-нии "Укрспецэкспорт" 20 боевых патрульных ка-теров проектов "Гриф" и "Калкан-М". Данный тип катеров предназначен для использования в пограничной, таможенной и полицейских служ-бах в качестве патрульного катера - на сегодняшний день поставлено не менее двух катеров. В результате реализации совместного плана во-енного сотрудничества между МО Туркмении и центральным командованием МО США на вооружение ВМФ Туркмении поступил патрульный катер класса Point Jackson[16].

Тем не менее на данный момент туркменский ВМФ остается самым слабым на Каспии по сравнению с военно-морским потенциалом дру-гих прикаспийских государств (см. Таблицу 1). Российская Каспийская флотилия до раздела в 1992 году насчитывала 2 эсминца, 12 сторожевых кораблей и более 50 катеров, не считая ко-раблей обеспечения. При разделе советского во-енного имущества Россия утратила порядка 15 боевых кораблей и 50 кораблей обеспечения, отошедших Азербайджану; в Азербайджане же осталась основная база флотилии - Баку. Позднее, в 1993 году, еще несколько кораблей были переданы Казахстану. В 1997 году Россия усилила подразделения флотилии частями морской пехоты, вертолетами Ка-25 и Ка-27. В 1998 году на вооружение флотилии был принят тральщик "Магомет Гаджиев". Несмотря на появление в составе Каспийской флотилии новых кораблей, значительную ее часть составляют суда, спущен-ные на воду 18-30 лет назад. Главная база российской флотилии находится под Астраханью (Затон).

Базы ВМС Казахстана ("Силы береговой ох-раны") находятся в Актау и Атырау. Получен-ные при разделе соединения были усилены 10 катерами, полученными от США и Германии. В июле 1998 года Казахстан получил для своих каспийских сил 3 корабля береговой охраны, построенных на верфях г. Уральска (Западный Ка-захстан), в это же время еще 2 корабля находи-лись в стадии строительства.

ВМС Ирана на Каспии представлены силами 4-го военно-морского района с основной базой в Бандар-и Энзели (Bandar-e Anzelli) и вспомогательной - в Ноушахре (Nowshahr). До 50 боевых кораблей и кораблей поддержки, корпус морской пехоты, силы береговой охраны и морская авиация - всего до 3000 человек. Существуют планы усиления группировки примерно в два раза, рассматривается даже вариант с размеще-нием в Каспийском море подлодки класса "Кило".

Военно-воздушные силы

Как уже упоминалось, в Туркменистане после распада СССР оказалась крупнейшая в Средней Азии группировка ВВС, дислоцированная на 2 крупных базах - под Мары и Ашхабадом. Чис-ленность ВВС на конец 2000 года составляла 3000 человек. На вооружении ВВС находятся до 250 вертолетов и самолетов различных систем .


В связи с курсом на обновление военной техники правительство Туркмении заключило договор на ремонт всех штурмовиков марки Су-25 в Грузии на АО "Тбилавиастрой". В 2001 году были за-вершены ремонтные работы по 22 машинам[17]. Стоимость ремонта каждого штурмовика составляет примерно 1 млн долл. "Тбилавиастрой" производит работы в счет погашения части долга Грузии (более 340 млн долл.) за поставлен-ный туркменский газ[18]. Помимо ремонта штурмовиков Су-25 правительство Туркмении изъя-вило желание приобрести у "Тбилавиастроя" 2 новых двухместных самолета. Сумма этой сделки составит 20 млн долл[19 ].

ВВС на данный момент является наиболее боеспособной структурой в рамках ВС Туркмении. Они используются, в том числе и для патрулирования Каспийского моря, компенсируя тем самым недостаточную мощь флота.

Сухопутные войска

Сухопутные войска имеют смешанную структуру. Собирается ли Туркменистан полностью переходить на бригадную основу комплектова-ния, не известно. Самыми оснащенными и мобиль-ными, а соответственно, и боеспособными частями являются артиллерийские и танковые. На вооружении этих частей и подразделений состоит до 600 танков Т-72, более 1000 БМП и БТР и около 500 единиц артиллерии калибром свыше 100 мм[20]. В последнее время Туркмения значительно усиливает свои пограничные силы. В конце 2001 года на территории республики создано 3 новых погранотряда. Один дислоцирован на границе с Казахстаном на северо-западных рубежах. Второй - в районе г. Керки, где проходит граница с Афганистаном (общая протяжен-ность этой границы - 850 км). Третий, Койтендагский отряд разместился на юго-востоке, на пересечении афгано-узбекской и туркменской границ. Этому отряду достался самый тяжелый и пересеченный участок границы. Формирование новых погранотрядов вполне оправданно. У Туркменистана довольно большая протяженность внешних границ. После того, как Туркмения отказалась от присутствия на своей территории российских пограничников, рубежи государства охраняются плохо по причине нехватки личного состава и слабой его подготовки. Другой причи-ной укрепления границ является контртеррористическая операция США и их союзников в Афганистане. Из-за бомбардировок на сопредельной стороне скопилось значительное число беженцев. Укрепление границ связано с большим призывом на военную службу офицеров-сверхсрочников. В конце минувшего года повестки получили около 10 000 человек. В 2001 году из 50 000 ново-бранцев значительная часть отправлена именно в приграничные гарнизоны.

С Казахстаном у Туркмении приграничных спо-ров не наблюдается, но Астана сильно обеспоко-ена транзитом афганских наркотиков через Туркменистан на свою территорию, поскольку до сих пор отдельные участки афгано-туркменской границы в районе Кушки совершенно открыты.

Отношения с другим соседом по Центральной Азии - Узбекистаном у Ашхабада до недавнего времени были спокойными. Приграничные узбекские и туркменские районы имели облегчен-ный визовый режим. Это объясняется тем, что в Узбекистане живет немало туркмен, а в Туркмении живут каракалпаки и узбеки. Иногда туркмены и узбеки принадлежат к разным родам одних и тех же племенных группировок. После взрывов в Ташкенте президент Узбекистана Ислам Каримов закрыл границу и ввел визовый режим. Разумеется, эта непопулярная мера не вызвала энтузиазма у местного населения. В Дашогузском районе, около поселка Амударьинский, имели место вооруженные столкновения, не приведшие, правда, к серьезным последствиям[21].

Заключение

Туркмения - страна с небольшим населением, распределенным по значительной территории. Государство находится в окружении соседей, хоть и не враждебных, но значительно более мощных даже демографически: Туркмения - около 4,5 млн человек, Азербайджан - около 7,5 млн, Казахстан - около 17 млн, Узбекистан - около 25 млн, Афганистан - около 20 млн, Иран - около 65 млн. Такое положение, а также отсут-ствие явных врагов предопределили нейтраль-ный статус Туркмении, который поддерживается не только на бумаге, но и на практике. Фактически это наиболее нейтральное из всех государств на бывшей территории СССР. С одной стороны, Туркмения не подписывала "пророссийский" Договор о коллективной безопасности, с другой - также не входит и в "проатлантический" блок ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Мол-дова и до недавнего времени Узбекистан). Подчеркнуто нейтральную политику вел Туркменистан и в отношении афганской войны, поддерживая ровные отношения как с талибами, так и с "Северным альянсом". Даже после событий 11 сентября 2001 года войска союзников так и не появились на территории республики[22].

На данный момент в сфере обеспечения безопасности границ и защиты интересов Туркменистана можно выделить три основных географических направления в порядке убывания актуальности: каспийское, афганское, узбекское.

Конструктор сайтов - uCoz